Ирина Веригина: Ефремов предал Украину

Автор: Admin |
211 0

И.о. губернатора Луганской области Ирина Веригина, получила область за день до того, как сепаратисты проводили свой незаконный референдум". При этом, по ее признанию, сама она на выборах президента проголосовать не смогла.

Веригина не сбежала из области и пытается дальше контролировать процессы, хотя признает, что часть области ей неподвластна.

О том, что происходит в области, кому выгодна дестабилизация в регионе, Ирина Веригина Рассказала "Украинской правде" по телефону.

- Луганск сейчас под контролем боевиков, поэтому сразу возникает вопрос, где же находитесь вы?

- Я нахожусь в городе Сватово. Это та территория, которая контролируется украинской армией.

Наши службы тоже частично находятся в Сватово. Те, которые мы не смогли перевезти, находятся в Луганске, но не в самом здании облгосадминистрации, а в маленьком помещении, откуда люди работают.

Мы в состоянии обеспечивать получение зарплат, социальных пособий, пенсий, занимаемся посевной кампанией.

Также помогаем украинской армии: от блокпостов до бытовых вопросов. Мы очень довольны, что на территории, которая под контролем украинской армии, все спокойно.

Есть информация, что террористы готовят теракты на территории тех девяти районов, которые мы контролируем. Но штаб вовремя реагирует, собирается постоянно, работает 24 часа в сутки, и мы можем как-то отслеживать ситуацию во всей Луганской области.

И у нас работают, слава богу, все угольные объединения. Государственные предприятия, шахты работают. Наши генеральные директора на месте. Единственная проблема – это доставка вагонов и реализация угля.

- Какие районы вы точно контролируете?

- Вообще в Луганской области 18 районов. Под нашим управлением - Кременской район, Сватовский, Беловодский, Белокуракинский, Троицкий, Старобельский, Новопсковский, Марковский, Меловской и частично Новый Айдар.

- Насколько вам легко управлять там?

 - Довольно сложно, но пока нам это удается.

- В Донецкой области сейчас самые проблемные города – это Славянск и Краматорск. Какие города могут стать такими горячими точками в Луганской области?

- Очень сложная ситуация в Северодонецке и Лисичанске. Эти два города практически заминированы.

Очень сложная ситуация в луганском аэропорту. Молодцы ребята из украинской армии - ежедневно отбивают нападения.

В Антраците вообще перевалочная база террористов. Они туда поставляют оружие, а оттуда - на территорию всей Луганской области.

Как видите, горячих точек много. Но я так думаю, что в Северодонецке и в Луганском аэропорту самая сложная обстановка.

- А как обстоят дела с границей? Очень много противоречивой информации по поводу границы. Какой участок границы с Россией в Луганской области контролируют сепаратисты и боевики?

- Она открыта. Сепаратисты или террористы свободно могут проходить на территорию Украины. Сейчас процесс закрытия границы пошел, но я бы хотела, чтобы это было намного быстрее.

Нельзя давать возможность завозить оружие в Украину, нельзя давать возможность боевикам и чеченцам проникать на территорию Луганской области. Это принципиально важно.

Но кроме обычных пропускных пунктов, где проходят люди, есть и друге возможности. В Луганской области границу можно проходить прямо через поля, лесопосадки. Поэтому сейчас необходимо укреплять всю протяженность границы.

- Находитесь ли вы на связи с нашими пограничниками, и есть ли у вас понимание, когда граница будет на замке?

- Конечно, мы с ними сотрудничаем. Они входят в штаб АТО. Я думаю, что в ближайшее время граница будет закрыта. По крайней мере, эту задачу ставит Порошенко.

Главное – заставить людей, у которых в руках оружие, это оружие сдать. Это не сотни, это тысячи. И в этом будет сложность данной ситуации.

- Вы раньше писали о роли Ефремова и других депутатов Партии регионов в том, что происходит сейчас в Луганской области…

- Я написала пост в ФБ после того, как увидела видео выступления депутата Горохова в РФ перед депутатами Госдумы. Там еще в президиуме сидел господин Ефремов…

Смотрите, ни один депутат из Партии регионов от Луганской области не помог провести выборы. И не только депутаты от Партии регионов, а и от коммунистов.

На президентских выборах обладминистрация самостоятельно проводила выборы вместе с окружными комиссиями. Ни один депутат не призвал людей прийти на выборы! Точно так же, как не сделали этого и депутаты Луганского областного совета.

А вот когда шел референдум 11 мая, все дружно призывали прийти.

Мало того, Виктор Тихонов (депутат избранный по одному из округов Луганской области, до 3 июня входил во фракцию Партии регионов - УП) на заседании областного совета высоко оценил деятельность Болотова. И это все видели.

Надо понимать, что большинство этих депутатов не только открыто поддерживают, но финансируют террористическое движение в Луганской области. У правоохранительных органов и у прокуратуры достаточно доказательств, чтобы говорить об этом.

- Вы могли бы сказать, кто именно их финансирует?

- Для этого есть Генпрокуратура, есть правоохранительные органы. Есть конкретные данные по Горохову и Ефремову, мы знаем, что Горохов вывез 300 детей на территорию Российской Федерации – это уже говорит о многом.

- Как вы считаете, действия Ефремова можно квалифицировать как предательство интересов Украины или это слишком крепкое выражение?

- Это не крепкое выражение. Я считаю, что это предательство. Когда гибнут простые мирные жители, когда гибнут бойцы украинской армии, когда процветают терроризм и мародерство на территории Луганской области, ездить к агрессору и выступать не на стороне украинских интересов, а наоборот – поощрять действия России, это предательство интересов Украины.

- А сейчас кто-то из депутатов Верховной Рады вообще появляется в области?

- Нет. По крайней мере, после того, что было в Луганской области, ни один депутат не вышел и не сказал: "Мы помогаем Луганской области, мы за единую Украину, мы поддерживаем украинскую армию. Что вам нужно?".

Я считаю, если вы депутаты Верховной Рады, если вы получаете зарплату в Верховной Раде, значит, вы должны четко заявить свою позицию, с кем вы и где вы.

Они промолчали во время президентской кампании. Тогда уже после президентской кампании им надо четко выйти и сказать: "Мы за единую Украину" или "Мы за Россию".

Тогда мы будем понимать, кто с нами, а кто против нас. А сидеть, молчать, когда на твоей территории идет война, гибнут люди – это просто безнравственно.

- Какую цель, на ваш взгляд, преследует Ефремов - отделение Луганской области, поддержка ЛНР, вхождение в состав России или просто шантаж Киева?

- На протяжении длительного времени именно Ефремов крышевал Луганскую область, у него тут свой бизнес, он в первую очередь защищает свои интересы. Кроме того, он оставляет для себя рычаг давления на Киев.

Я вначале думала, что это были торги со стороны Ефремова. Но потом вмешалась Россия. Понимаете, Россия проверяла, выйдут луганчане на референдум или нет.

Партия регионов и коммунисты провели соответствующую работу, а некоторые люди под дулом автоматов шли на этот референдум. Поэтому, когда российские телеканалы показали России специально сделанную красивую картинку на участках, Россия начала свою игру.

- То есть, правильно будет сказать, что ситуация вышла из-под контроля Ефремова?

- Да, мне кажется, что вышла.

- Вы можете сказать, кто сейчас определяет ситуацию в области, в той ее части, которой управляют сепаратисты?

- Сейчас на территории области находится несколько террористических формирований. И каждое пытается занять какую-то главенствующую роль. Поэтому внутри у них есть разногласия, но открыто они их еще не показывают. У них даже действует обмен заложниками, которых захватила одна группа, на тех, которых захватила другая группа.

- Вы могли бы конкретно сказать, какая группа кем контролируется? Например, есть Болотов. Кто еще?

- Есть Валерий Болотов (один из лидеров луганских террористов - УП), есть банда Алексея Мозгового (называет себя лидером народного ополчения, бывший солист сватовского мужского ансамбля - УП), есть банда Козицина (атаман донских казаков - УП). Это крупные, а есть ряд мелких групп…

- Стоит ли, на ваш взгляд, вводить чрезвычайное положение в Луганской области?

- Я считаю, что этот вопрос необходимо рассмотреть, точнее не "чрезвычайное", а "военное" положение. По крайней мере, эту позицию поддерживает луганский штаб АТО.

- Кроме военного положения, какие еще шаги должен предпринять Киев в ближайшие недели, чтобы спасти ситуацию?

- Необходима серьезная информационная политика. Потому что на протяжении долгого времени луганчане смотрели российские каналы, а украинские каналы у нас были отключены.

Очень долгое время за пророссийской политикой стоял и Луганский областной совет, который рассказывал, как хорошо в РФ. Это была или косвенная, или прямая агитация за Россию.

Но даже те люди, которые ходили и участвовали в референдуме, сейчас разочарованы, и многие считают, что этот шаг был ошибочным. Особенно страдает мелкий и средний бизнес. Люди вынуждены закрывать свои предприятия и уезжать из Луганской области. И это уже не десятки, а сотни.

Конкретные данные я привести не могу, потому что многие уезжают самостоятельно, на своем транспорте, некоторые передвигаются по железной дороге.

Чтобы как-то помочь, мы пустили поезд Сватово-Харьков, оттуда можно выехать в любой город Украины. Мы помогаем беженцам, пытаемся как-то контактировать с ними. Многие спешат – нигде не регистрируются, а просто выезжают.

Тысячи луганчан хотят мира, хотят спокойствия. Они хотят действительно жить в единой Украине, они устали от войны и устали бояться.

Страх сковывает многих. Даже те, кто остается в Луганске, лишний раз не выходят на улицу, в магазины. Они идут на работу и возвращаются, многие берут отпуска за свой счет. Мы рекомендовали работодателям по заявлению людей давать бесплатные и платные отпуска для того, чтобы люди могли либо уехать, либо дома побыть. 

- А насколько защищены от боевиков те районы, на которые распространяется ваша власть? И насколько вы чувствуете себя в безопасности в Сватове?

- Честно говоря, я бы хотела чувствовать себя полностью защищенной во всей Луганской области. Да, эта территория контролируется украинской армией. Но есть районы, где люди в опасности и не могут уехать по разным причинам.

Поэтому наша главная задача – в первую очередь освободить Луганскую и Донецкую области.

Когда такое происходило с Крымом, я понимала, сопереживала крымчанам, но это не прошло через сердце, я до конца не осознавала угрозу, которую может нести Россия и террористические организации для целостности Украины.

Сейчас, когда коснулось Донецкой и Луганской области, я это чувствую остро. Поэтому я понимаю, что именно мы должны их остановить, освободить эти две области для того, чтобы эта чума не перекинулась дальше.

- Вы можете сравнить, где сейчас ситуация страшнее – в Луганской или Донецкой области?

- Я думаю, что в Луганской.

- На войне мужчины справляются с трудом, губернатор Тарута уже чуть ли не из Киева управляет Донецкой областью. А вы – женщина, там в Луганской области сидите. Насколько хватит сил у вас сопротивляться этой войне? И что может стать поворотным пунктом, после которого вы поймете, что нет уже больше сил и лучше уйти?

- Я патриот, я очень люблю Украину. Я выстояла три месяца на луганском Майдане. Мы проводили акции за единую Украину, мы помогали луганчанам, которые находились на киевском Майдане, и сами ездили, поддерживали киевский Майдан.

Поэтому я понимаю, что такое Украина, я хочу жить в нормальном демократическом государстве. И я хочу, чтобы Луганщина была в составе Украины, и я сделаю для этого все, что можно. А сил у меня хватит.

- Как вы думаете, после того, как Порошенко стал президентом, вы останетесь на своей должности или он может поставить кого-то другого?

- Решение принимает Петр Алексеевич.

- Вы уже получали от него какой-то сигнал?

- Да, у нас будет с ним встреча в ближайшие дни. Его очень интересует ситуация в Луганской области.

Оксана Коваленко, Павел Шеремет, Сергей Иванов, для Украинской правды

Комментариев нет!