Расклад на энергетику: За что воюют на Донбассе

Автор: Admin |
33 0
Расклад на энергетику: За что воюют на Донбассе

На днях Александр Кихтенко, глава Донецкой облгосадминистрации, заявил, что выступает за принудительное отключение Донецка и Луганска от электроснабжения. Он поручил своему заместителю изучить такую возможность и сообщил, что в случае ее наличия он доложит об этом президенту Петру Порошенко.

Возможность принудительного отключения, по мнению Кихтенко, должна заставить руководство «ДНР» и «ЛНР» прекратить обстрелы населенных пунктов и дать возможность отремонтировать разрушенную боями инфраструктуру. Ранее он был категорически против отключения оккупированным территориям газа, света и воды. Интересно, что практически одновременно с Александром Кихтенко несколько заявлений на эту же тему сделали и представители самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР».

Так, глава «ЛНР» Игорь Плотницкий пожаловался, что «республика» не может запустить свою промышленность, потому что ей не хватает электрических мощностей. По очереди запускаются только хлебозаводы, некоторые перерабатывающие предприятия, но вот Лутугинский завод прокатных валков запустить не удается. А «министр топлива, энергетики и угольной промышленности ЛНР» Дмитрий Лямин заявил, что «ЛНР» уже готова поставлять уголь на Луганскую ТЭС в городе Счастье, находящуюся под контролем Украины, при условии разминирования и восстановления железнодорожных путей.

Зато «руководитель главы администрации «ДНР» Максим Лещенко 4 февраля на встрече с промышленниками «республики» заявил о запрете металлургическим и коксохимическим предприятиям «ДНР» платить за газ и электроэнергию Украине. И это на фоне того, что «руководство ДНР» уже полтора месяца создает собственную энергосистему, чтобы «сотрудничать с Украиной как с партнером».

Похоже, что боевые действия, с новой силой возобновившиеся в конце января, начиная от Донецка через Дебальцевский плацдарм и вплоть до Луганска, имеют еще одну, более прозаичную причину – руководство самопровозглашенных республик, как и силы, стоящие за ними, пытаются взять под свой контроль всю газовую и электроэнергетическую структуру региона.

Поспешили разобрать

Не секрет, что еще в сентябре, после Минских договоренностей, правительство Арсения Яценюка неофициально, но открыто сделало предложение Российской Федерации самостоятельно снабжать оккупированную территорию Донецкой и Луганской областей газом. Последние годы в зимний период эти области в среднем потребляли до 1 млрд кубометров в месяц каждая. Однако Россия осенью официально заявила, что самостоятельно, минуя НАК «Нафтогаз Украины», не будет поставлять газ кому бы то ни было.

Поскольку в оккупированной зоне осталась большая часть промышленности регионов, «ДНР» и «ЛНР» оказались в полной зависимости от газа, поставляемого с территории Украины. Подземное хранилище газа «Вергунское», общим объемом 400 млн кубометров, и два небольших участка «Укргаздобычи» со среднегодовой добычей в 100-120 млн кубов, газовую независимость не обеспечат. Их и не трогают. Сегодня они полностью контролируются Украиной, и в любой момент могут быть закрыты.

«Задача такая – отрезать эти регионы – изучалась. Можно ли это технически сделать? Можно. Хотя и с определенными сложностями, потому что некоторые районы, подконтрольные Украине, тоже окажутся без газа. Так система построена. Но нужно ли это делать, и нет ли у той стороны альтернативы? Вот о чем надо очень серьезно думать», – говорит Леонид Униговский, генеральный директор ООО «Нефтегазстройинформатика».

 

Несмотря на то, что по территории «ЛНР» и «ДНР» проходит большое количество газовых труб, альтернатива у них на сегодня одна – труба, которая идет из России через Изварино на Луганск. Она работает, но обеспечить потребности оккупированных территорий полностью не может. Магистральный газопровод из Острогожска «Северный Кавказ – Центр» заглушен уже больше 15 лет. А трубопроводы «Таганрог – Амвросиевка» и «Таганрог – Мариуполь» выведены из эксплуатации еще в середине 90-х годов прошлого века.

В ноябре 2014 года ООО «Газпром трансгаз Краснодар» приняло решение вообще физически их ликвидировать. И даже объявило тендер по отбору исполнителя землеустроительных работ. Возраст газопроводов еще в 90-е годы превышал 35 лет и требовал дорогостоящего капитального ремонта, что было признано нецелесообразным. Впрочем, от принятия решения до его реализации путь неблизкий.

«Эта ситуация очень похожа на ситуацию с газопроводом «Вояны – Ужгород», по которому мы сейчас получаем газ из Словакии. Он еще большее количество лет не работал, а сейчас работает. Когда-то строили добротно, поэтому линии эти вполне могут опять войти в стадию эксплуатации. Последнее слово за специалистами, которые должны их технически обследовать. Но, как мы видим, альтернатива есть», – уточняет Леонид Униговский.

Впрочем, если российские газовщики решат реанимировать два газопровода из Таганрога для поставки газа в «ДНР», им придется обследовать и восстанавливать еще и магистральный газопровод «Северный Кавказ – Центр». Он не просто заглушен, часть труб там сгнила, а часть просто вырезали и сдали на металлолом. Последний раз это делалось в 2012 году. Восстановление этой газовой инфраструктуры обойдется в несколько сот миллионов долларов, но оно возможно. «Все это составляющие локальной геополитики», – подводит итог Леонид Униговский. – Ведь за танки и другое вооружение самопровозглашенные республики тоже не платят».

Впрочем, на восстановление газовой инфраструктуры необходимо время, а у ополченцев его нет. К тому же динамика потребления газа на оккупированных территориях просела почти в два раза. Но, если они получат доступ к Краснопоповскому подземному хранилищу газа объемом 625 млн кубометров, расположенному в районе Северодонецка, то практически решат свою проблему.

Эта «подземка» заполняется из магистрального газопровода и части харьковских месторождений, участвует в транспортировке газа в Европу. Вывести ее из системы будет крайне сложно. Не потому ли одним из основных направлений движения боевиков было наступление на Лисичанск и Северодонецк?

Обитаемый остров

Неприятная ситуация произошла с руководством «ЛНР». Дело в том, что с ноября 2014 года оккупированная часть Луганской области отсоединилась от энергосистемы Украины и полностью перешла на потребление российской электроэнергии. Для этого была реанимирована подстанция под Луганском и подключена линия в 110 кВ, идущая из России. Тогда в «ЛНР» заявляли, что полностью обеспечены электроэнергией и не практикуют веерных отключений.

На территории «ЛНР» также работают малые ТЭЦ. После Второй мировой войны такие ТЭЦы строили при крупных заводах и фабриках, они обеспечивали электроэнергией само производство и рабочий поселок при нем. Например, «Краснодонская» в Свердловске, «Коммунарская» в Алчевске; в Антраците, в поселке Алмазный; есть также местная ТЭЦ «Черкасская». Но их мощностей тоже не хватает на всю промышленность «республики». Кроме того отсутствуют прямые переходы магистральных линий электропередач между Луганской и Донецкой областями.

«Ну что такое 110-ка? Это для села, для небольшого городка. Сейчас у них потребление минимальное, им и 110-ки хватает, но если они хотят запускать производство и что-то делать, нужны еще мощности.  Надо увеличить их до 330 кВ, до 400 кВ. А для этого нужноо новую линию прокладывать, опоры новые ставить, делать проектировку, смотреть, от какого источника брать [электроэнергию]. Это время и деньги, поэтому им очень нужна Луганская ТЭС», – поясняет ситуацию Светлана Голикова, директор консалтинговой компании «ТрансЭнергоКонсалтинг». 
На сегодня частично разрушена не только сама ТЭС, но и железнодорожные пути, по которым подвозили уголь, и опоры линий электропередач. Необходимо ремонтировать всю имеющуюся инфраструктуру, а для этого следует прекратить военные действия. В результате этот район стал объектом постоянных обсуждений между губернатором Луганской области Геннадием Москалем и главой «ЛНР» Игорем  Плотницким по поводу того, кто должен отвести войска.

На этом фоне вполне правдоподобно выглядит недавняя информация о том, что Ринат Ахметов, владелец компании «ДТЭК Востокэнерго», куда входит Луганская ТЭС, предлагал $1 млн бойцам батальона «Айдар», чтобы они ушли со станции. То и дело вспыхивающие в районе станции перестрелки наносят прямой ущерб имуществу ТЭС, а соответственно, и владельцу.

Еще одна линия, откуда оккупированная часть Луганской области может получить электроэнергию – Углегорская ТЭС, входящая в ПАО «Центрэнерго», которое принадлежит государству. Линия частично идет по территории Донецкой области, а потом через юг Луганской – на Антрацит, Ровеньки, и дальше на Россию. Территориально Углегорская ТЭС находится в поселке Светлодарск, который пока контролирует Нацгвардия и ВСУ. Но бои на Дебальцевском плацдарме продолжаются, и кольцо вокруг станции, увы, сжимается.

По уши в электроэнергии

В отличие от своих соседей, так называемая «ДНР» имеет переизбыток электромощностей. Там непосредственно работают Старобешевская и Зуевская ТЭСы, причем никаких проблем с поставкой угля на них не возникало. Рядом в зоне АТО – Углегорская и Кураховская ТЭСы. Они тоже не ощущали особого дефицита угля, за исключением последних двух недель, когда обострились боевые действия. К тому же, «ДНР» подключена к единой энергосистеме Украины.

«Отключить Донецк можно, у нас есть такие возможности, но зачем? Даже, если все наши ТЭС на территории Украины начнут работать всеми своими блоками, что само по себе практически невозможно, все равно будут проблемы. От донецкой энергосистемы питается юг Украины и собственно юг самой Донецкой области: Мелитополь, Мариуполь – там будут проблемы. Также частично будут страдать Днепропетровская и Запорожская области», – описывает возможную ситуацию с отключением Светлана Голикова.

В «ДНР» это тоже прекрасно знают и пользуются ситуацией. Долги оккупированных территорий перед ГП «Энергорынок» составляют около 1 млрд грн. И на этом фоне самопровозглашенное руководство «республики» создает собственную энергосистему, чтобы налаживать с Украиной «деловые отношения». Очевидно, предполагается, что основу этой «республиканской системы» составят «Донбассэнерго», куда входят Старобешевская и Славянская ТЭСы, и «ДТЭК Востокэнерго», включающий Луганскую, Зуевскую и Кураховскую ТЭСы. Больше – просто некому.

Первой компанией владеет Игорь Гуменюк, бывший партнер Рината Ахметова и советник Виктора Януковича в бытность его премьер-министром в 2003-2005 годах. Второй компанией владеет сам Ринат Ахметов. Возможно, с ними уже проведены переговоры и даже имеются определенные наработки. Все это – только предположение, но реакция Киева косвенно свидетельствует о том, что столичные чиновники в курсе планов «ДНР» и готовы на них реагировать.

2 февраля Нацкомиссия по регулированию электроэнергетики и коммунальных услуг (НКРЕКУ) приняла решение приостановить расчеты с ПАО «Донбассэнерго», как со структурой, находящейся на неподконтрольной Украине территории. До этого оплата за продукцию Старобешевской ТЭС производилась, хотя и в размере всего 70% от поставленной электроэнергии. Без оплаты поставленной электроэнергии предприятие не сможет закупать уголь, рассчитываться с сотрудниками и закончить ремонт Славянской ТЭС, финансирование которого шло через Старобешевскую ТЭС. Славянскую должны были запустить еще в конце декабря 2014 года, но этого не произошло.

Почему-то Зуевской ТЭС входящей в «ДТЭК Востокэнерго», которая также работает на оккупированной территории,  решение о приостановке расчетов не коснулось. Зато на бизнесе самого Ахметова отразился запрет «ДНР» платить Украине за газ, потребляемый донецкими метзаводами. Два завода, Енакиевский и Макеевский, Ринат Ахметов тут же решил отключить сам, мотивируя это постоянными обстрелами. А вот еще двум метзаводам Ахметова в Мариуполе НАК «Нафтогаз» сократил поставки газа до технологического минимума, грозясь вообще отключить по причине задолженности.

Тени за спиной

Ситуация двоякая и с Ахметовым, и с Гуменюком. Вряд ли нынешняя украинская власть способна вести большую стратегическую игру, но и взаимный шантаж выглядит не очень оправданно. Во-первых, экспорт металла приносит Украине валютные поступления. Нет экспорта – нет поступлений. Кроме того, «Метинвест» не может себе позволить прекратить производство в таком объеме, потому что сократится экспорт, и компания потеряет рынки сбыта, а с ними – и весь бизнес.

Во-вторых, «Донбассэнерго» еще в декабре перерегистрировался на территории Украины, в пос. Николаевка (по адресу Славянской ТЭС), все налоги платит в Украине, подчиняется всем распоряжениям регулятора отрасли – НЭК «Укрэнерго». Но все-таки Министерство энергетики и угольной промышленности Украины 23 января нынешнего года исключило из перечня межгосударственных линий электропередач (ЛЭП) четыре линии, пролегающие между Россией и зоной АТО. Речь идет о ЛЭП 500 кВ Победа-Шахты, 330 кВ Южная – Ростовская, 220 кВ Амвросиевка – Таганрог, 110 кВ Квашино – Тяговая – отпайка на ПС Гундаревка.

А Минфин уже заявил, что готов прекратить все таможенное оформление электроэнергии, которая могла бы передаваться по этим линиям. Т.е. перспективы распоряжения мощностями на оккупированных территориях предусмотрительно ограничили до безальтернативных вариантов.

Издание опросило нескольких экспертов на предмет того, что послужило причиной подобной ситуации с обеими компаниями. Никто внятного ответа пока дать не смог, но все высказали уверенность, что это решение чисто политическое. ПАО «Донбассэнерго» и руководство метпредприятий уже обратилось к правительству с просьбой разобраться и отменить эти решения с остановкой расчетов и ограничением поставок газа. Ответа пока нет.

В сложившейся ситуации шантаж Украины со стороны «ДНР» созданием собственной энергосистемы может сыграть против самих сепаратистов. Если Украина все же решится отключить «республику» от своей объединенной энергосистемы, то последней придется останавливать часть ТЭСов, что оставит их хозяев и работников без прибыли средств к существованию – соответственно.

Причина проста: такого количества электроэнергии оккупированные территории не потребляют, а имеющиеся потребители в большинстве своем неплатежеспособны. России эта электроэнергия тоже не нужна. В итоге воевать ополченцам по большому счету не за что. Но они продолжают воевать. Ради чего и кого? Остается только догадываться.

Инна Коваль, Минпром

Комментариев нет!